Запорожье

    Победы Красной Армии в Сталинградской и Курской битвах в корне изменили ход не только Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны. Красная Армия перешла в наступление. Начались бои за освобождение Украины. Основные силы немецких войск группы армий "Юг" продолжали отступать, надеясь закрепиться на реках Днепре и Молочной.

Фото

    Немаловажное внимание германское командование уделяло удержанию запорожского плацдарма как ключа к Крыму и принимало все необходимые меры для насыщения данного участка огневыми средствами и инженерными сооружениями.
    В сентябре 1943 г. войска Юго-Западного фронта под командованием генерала армии Р.Я. Малиновского и войска Южного фронта под командованием Ф.И. Толбухина вышли к территории Запорожской области, освободив первыми к 14 сентября ее населенные пункты, граничащие с Донбассом, затем заняли 20 сентября населенный пункт Камышеваха, а 22 сентября – Красноармейск (ныне Бердянск).
    В конце сентября советские войска вышли на подступы к Запорожью (город на Украине, центр Запорожской области, расположенный на реке Днепр. Основан в 1770 г. С 1806 г. являлся уездным городом. До 1921 г. носил официальное название – Александровск), но дальше наступление на город временно приостановилось, так как немецкое командование не собиралось сдавать город без боя, поэтому к решающему штурму необходимо было хорошо подготовиться.
   Захваченный 4 октября 1941 г. город занимал значительное место в планах немецкого командования. Это было вызвано как промышленным значением города, так и его важным расположением со стратегической точки зрения. Для обороны Запорожья немцы создали так называемый Запорожский плацдарм, ставший частью системы немецких оборонительных сооружений, которая получила название Восточного вала, который проходил по Днепру через Киев, далее поворачивал на юг до Мелитополя и по реке Молочной доходил до Азовского моря. Восточный вал руководство нацистской Германии объявило неприступной крепостью на пути наступающих советских войск. Рассказывалось даже о каких-то сверхсекретных сооружениях, непреодолимых ни для человека, ни для танка, ни для артиллерии.
   Немецкое командование понимало, что, потеряв Запорожье, оно не сможет удержать Кривой Рог, Марганец, оборонительную линию «Вотан» под Мелитополем, которая перекрывала дорогу на Крым. Потеря немецкими войсками Запорожья могла значительно усложнить оборону Восточного вала, так как гитлеровское командование рассчитывало не только остановить там советские войска, но и обескровить их для того, чтобы в дальнейшем перейти в решающее контрнаступление, в котором  большую роль должны были сыграть плацдармы, удерживаемые немцами на левом берегу Днепра. Запорожский плацдарм, оставленный на левом берегу и прижатый к берегу реки, был для немецкого командования некоторой гарантией стойкости своих войск.
   Понимая важность владения Запорожьем, город несколько раз посетил А. Гитлер. К тому же в середине сентября именно в Запорожье находилось командование группы армий "Юг" во главе с одним из самых талантливых немецких полководцев Э. Манштейном.
   Запорожский плацдарм был хорошо подготовлен к обороне. Почти год здесь строились оборонительные рубежи. Оборонительные укрепления здесь были в два обвода. Первый начинался в 14 км от города. Каждая из трех линий траншей была заблаговременно подготовлена в инженерном отношении. Противотанковый ров опоясывала проволочная изгородь, за которой тянулись минные поля. Внутренний оборонительный рубеж был насыщен железобетонными огневыми точками, замаскированными минометными и артиллерийскими позициями, ходами сообщения с металлическим перекрытием. Внутри города также были созданы три оборонительных рубежа. Блиндажи имели перекрытия в 9 накатов. Постройки в городской черте были приспособлены к длительной обороне. Общая протяженность построенного немцами на подступах к Запорожью укрепленного района достигала 40 км, ширина – 18 – 25 км.
    Вот как вспоминал об укреплении Запорожского плацдарма Маршал Советского Союза В.И. Чуйков: "Почти за год немецкое командование создало внешний обвод, состоявший из ряда опорных пунктов, прикрытых непрерывной линией противотанковых и противопехотных препятствий, промежуточные опорные пункты между внешними и внутренними обводами…
   Передний край внешнего обвода проходил по южным скатам балки Вольная, Криничный, ст. Янцево, восточная окраина Дружелюбовский, Ивано-Ганновка, западнее Ново-Степнянский, Ново-Еленовка. На всем протяжении передний край внешнего обвода был прикрыт противотанковым рвом трапецеидального сечения. Глубина и ширина противотанковых рвов треугольного сечения составляла  от 3,5 до 5 – 6 м. При глубине 5 – 6 м некоторые участки рва были заполнены водой. Таким образом, рвы были не только противотанковыми, но и серьезными противопехотными препятствиями.
    На танкоопасных направлениях противотанковые рвы были усилены минными полями. Мины располагались в шахматном порядке в четыре ряда. Система фортификационного оборудования внешнего обвода строилась с расчетом на длительное сопротивление. Укрытия для личного состава были возведены из прочных материалов, прикрыты настилами,  защищающими от огня орудий средних калибров и от прямого попадания мелких авиабомб. Огневые средства размещались таким образом, что можно было вести косоприцельный огонь вдоль фасов рва. Усиленные огневые точки, дзоты, бронеколпаки требовали применения сильнейших средств разрушения».
    На запорожский плацдарм гитлеровское командование срочно стягивало соединения с различных участков фронта. Перед фронтом 8-й гвардейской армии противник имел в своем составе 9-ю танковую дивизию (без механизированных полков), 123-ю, 125-ю (без 420-го и 415-го пехотных полков), 294-ю и 333-ю пехотные дивизии и 680-й пехотный полк, что составляло 20 пехотных батальонов, 33 артиллерийские батареи, 180 танков и самоходных установок. Общая численность личного состава немецких войск на запорожском плацдарме насчитывала до 35 тыс. солдат и офицеров.
   В первой линии обороны находились 123-я пехотная дивизия и по одному полку 125-й и 333-й пехотных дивизий. В качестве подвижного резерва противник имел во 2-й линии все танки, выдвигая их в случае необходимости для проведения контратак, и 2 полка 333-й пехотной дивизии. Непосредственно город обороняла 294-я пехотная дивизия. Сопротивление в глубине обороны немецкое командование основывало на наличии крупных подвижных резервов, в том числе танков и самоходно-артиллерийских установок.
   Командование Красной Армии поставило перед Юго-Западным фронтом задачу: не позднее 3 октября полностью очистить от противника занимаемый им запорожский плацдарм и выйти на этом участке к реке Днепр. При определении группировки советских войск было учтено ходатайство командующего Юго-Западным фронтом Р.Я. Малиновского перед Ставкой Верховного Главнокомандования об оставлении в его распоряжении 8-й гвардейской армии, имеющей опыт ведения боевых действий в городе, которую Г. К. Жуков настойчиво планировал перебросить на центральное направление с передачей в состав Степного фронта для поддержки крупных операций советских войск под руководством И. С. Конева. Генерал армии Р.Я. Малиновский сумел доказать, что без 8-й гвардейской армии он лишится возможности овладеть запорожским плацдармом.
   В первой половине дня 23 сентября 1943 г. штаб 8-й гвардейской армии получил директиву штаба фронта сосредоточить армию в 20 – 40 км от Запорожья в стыке 12-й и 3-й гвардейской армий, подготовленных к наступлению на запорожский плацдарм с последующей сменой части войск 3-й гвардейской и 12-й армий на участке фронта по линии Вишневка, Вольнянка, Беккеровка, Ново-Степнянский. В ходе выдвижения 8-я гвардейская армия в составе 28-го, 29-го гвардейских стрелковых и 33-го стрелкового корпусов; 7-й и 9-й артиллерийских дивизий прорыва; 5-го отдельного гвардейского танкового полка прорыва; 141-го отдельного танкового полка; 22-й зенитной артиллерийской дивизии и 11-й штурмовой инженерно-саперной бригады шла к Днепру буквально по выжженной земле. Все села были сожжены, мосты и железнодорожные рельсы взорваны, а мирное население, подвергшееся жестокому террору, угонялось за Днепр.
   Такое поведение фашистских войск было тщательно спланировано, о чем впоследствии в своих воспоминаниях писал генерал-фельдмаршал Манштейн: «Группа армий при приближении к Днепру в начале 1943 года по собственной инициативе приступила к укреплению плацдармов у Запорожья, Днепропетровска, Кременчуга и Киева, чтобы, по крайней мере, лишить противника возможности перерезать наши тыловые коммуникации у имевшихся там важных переправ через Днепр». Исходя из установленных командованием Красной Армии сроков взятия Запорожья, штаб Юго-Западного фронта в соответствии с замыслом наступательной операции довел до подчиненных войск конкретную боевую задачу с указанием средств ее выполнения.
   Приступив к планированию боевых действий, штаб 8-й гвардейской армии разработал план операции, который был 28 сентября 1943 г. обсужден на Военном совете армии, а на следующий день утвержден Военным советом Юго-Западного фронта, после чего штабы дивизий и корпусов приступили к разработке плановых таблиц боя, особенно тщательно отрабатывая вопросы взаимодействия и управления боем во взводах, батальонах, полках. На подготовку всей наступательной операции отводилось всего лишь двое суток. За это время надо было многое успеть. Ускоренно подвозились к передовой боеприпасы, штабные офицеры изучали местность, артиллеристы выявляли цели на переднем крае и в глубине обороны, организовывалась сеть наблюдательных пунктов, связанных с командными пунктами телефонной связью. Боевой порядок 8-й гвардейской армии на предстоящую операцию был определен в один эшелон с выделением в резерв 1-го гвардейского механизированного корпуса генерал-лейтенанта И.Н. Руссиянова и 23-го танкового корпуса генерал-лейтенанта Е.Г. Пушкина. В центре боевого порядка был 28-й гвардейский стрелковый корпус, на левом фланге – 33-й стрелковый корпус, а на правом – 29-й гвардейский стрелковый корпус.
   К началу наступательных действий с 15 сентября 1943 г. 79-я гвардейская стрелковая дивизия в составе 216-го, 220-го, 227-го гвардейских стрелковых полков, 172-го гвардейского артиллерийского полка и 83-го гвардейского отдельного истребительного противотанкового дивизиона в боевых действиях не участвовала и находилась в составе 28-го гвардейского корпуса в резерве командующего Юго-Западным фронтом, а с 28 сентября была определена в резерв 8-й гвардейской армии.  Немецкое командование, предвидя наступление советских войск, с утра 29 сентября силами до четырех батальонов пехоты, усиленных танковыми группами при поддержке артиллерийско-минометного огня, провело разведку боем в полосе обороны левофлангового соседа 28-го гвардейского стрелкового корпуса – 33-го стрелкового корпуса.
   С утра 1 октября 1943 г. после удара реактивных минометов одновременно с началом артиллерийской подготовки всех видов орудий Юго-Западного фронта по передней линии траншей и зафиксированным огневым точкам противника войска фронта перешли в наступление.
   При этом была применена заранее спланированная военная хитрость. После перехода в атаку пехотные цепи, достигнув противотанкового рва, залегли и с целью укрытия от стрелкового оружия приступили к окапыванию. В это время артиллерия перенесла огонь на вторую линию траншей. Немецкие войска, полагая, что советская пехота подходит к первой траншее под защитой огневого вала артиллерии, вышли из глубоких блиндажей и укрытий и в клубах дыма и пыли открыли огонь в сторону наступающих войск, которые, закопавшись насколько было возможно по времени, ждали переноса огня артиллерии опять по первой траншее. Попав под новый огневой налет, фашисты опять бросились к укрытиям, а в это время советская пехота, вновь сделав очередной рывок, преодолела противотанковый ров. И так повторялось несколько раз на протяжении почти часовой артподготовки: обороняющиеся немцы прятались в укрытия, а наступающие войска постепенно продвигались вперед.
   Наступательный удар Юго-Западного фронта не был неожиданным для гитлеровцев. И все же в первую половину дня советским войскам удалось переправиться через противотанковый ров. Наступающая пехота штурмовала первые немецкие траншеи, возникали рукопашные бои, вследствие чего противник был выбит из первого ряда траншей. Под прикрытием танков советские части ворвались в опорные пункты гитлеровцев и овладели рядом населенных пунктов. К полудню стал сказываться недостаток в боеприпасах. Немцы ввели в действие из глубины плацдарма резервы; к 2 часам дня они начали переходить в контратаки, поддержанные танками «тигр», 88-миллиметровые пушки которых в то время превосходили вооружение большей части советских средних танков. Несколько раз наступающим войскам пришлось отходить чуть ли не до исходных позиций, цепляясь за противотанковый ров. Бой затих только к вечеру. Итоги дня были малоутешительными. Оборону армии фронта не прорвали, задача сбросить противника с плацдарма оставалась столь же далекой, как и перед началом наступления. Недостаток боеприпасов не позволил артиллеристам поддержать в нужной степени пехоту и танки.
    Новое наступление началось 2 октября в 8 часов утра после короткого огневого налета на позиции гитлеровцев, но к 12 часам дня оно захлебнулось, так как немецкое командование под прикрытием сильного артиллерийского огня из глубины своей обороны бросило на наступающие войска 8-й гвардейской армии пехотные полки, усиленные немецкими тяжелыми танками, которые контратаковали на фронте 6 км, имея боевой порядок в две линии. Командующий артиллерией армии генерал Н.М. Пожарский дал команду на открытие по танкам сосредоточенного огня своей и приданной артиллерии, который оказался чувствительным для броневых машин, и они, огрызаясь огнем танковых пушек, отошли в исходное положение. Исчерпав ресурс артиллерийских боеприпасов, командующий фронтом отдал приказ о прекращении наступления и, согласовав со Ставкой Верховного Главнокомандования перенос взятия Запорожья на 15 октября, дал команду подчиненным войскам на переход к жесткой обороне. В ночь на 3 октября Р.Я. Малиновский приказал: «8-й гвардейской армии продолжать вести разведку, пополнять дивизии и накапливать боеприпасы для продолжения наступательных операций по особому приказу, ориентировочно через 5 – 6 дней».
    После перехода к обороне командир 79-й гвардейской стрелковой дивизии, используя возможность нахождения в резерве армии, приказал провести в подчиненных частях тактическое занятие по теме: «Наступление стрелковой роты», обратив особое внимание на развертывание и наступление цепью. Занятия проводились на удалении не более 500 м от расположения подразделения. На следующий день в соответствии с приказом командира 28-го гвардейского стрелкового корпуса, дивизия в ночь на 4 октября заняла район Куприяновка, северо-западная окраина Красного Кута, отделение совхоза 2-й Неразлучный, Ново-Михайловский с задачей – прочно обороняя занимаемый район обороны, быть в готовности к отражению возможных атак противника с направления: Янцево, Натальевка, Ново-Александровка.
    После занятия районов обороны дивизионными, приданными частями и подразделениями, дивизия к 5 часам утра 4 октября отрыла окопы полного профиля с ходами сообщения и оборудовала наблюдательные пункты во всех звеньях с целью круглосуточного наблюдения. В последующем в течение дня проводилась тщательная маскировка оборонительных сооружений, отрабатывались вопросы действий при воздушном нападении противника и применении им химических отравляющих веществ. Для отражения налета авиации противника 50 % станковых и ручных пулеметов, а также противотанковых ружей были подготовлены для стрельбы по воздушным целям. При этом командир дивизии приказал огонь вести только по пикирующим и низко летящим самолетам противника под руководством своих командиров залповым или сосредоточенным методом.
    В последующем, в связи с приближением установленного срока наступления с 5 октября в 8-й гвардейской армии была начата перегруппировка войск, артиллерии и танков на направлении главного удара. В соответствии с этим командир дивизии гвардии полковник Л.И. Вагин 5 октября получил боевую задачу на занятие исходных позиций на рубеже: Шпаковский, Ново-Степнянский, находящихся на участке обороны, контролируемого на это время батальонами 112-го гвардейского стрелкового полка 39-й гвардейской стрелковой дивизии.
    В течение 6 октября командиры 216-го, 220-го и 227-го гвардейских стрелковых полков организовывали взаимодействие по смене батальонов 112-го гвардейского стрелкового полка, проводили рекогносцировку местности, готовили проводников, изучали пути подхода для смены. В ночь на 7 октября 1943 г. 79-я гвардейская стрелковая дивизия в соответствии с приказом приняла участок обороны 112-го гвардейского стрелкового полка 39-й гвардейской стрелковой Краснознаменной дивизии и получила боевую задачу на наступление: «79-й гвардейской стрелковой дивизии при поддержке 212-го танкового полка, 188-го минометного полка, 184-го истребительного противотанкового полка, подгруппы 215-го пушечного артиллерийского полка, дивизиона 113-й бригады большой мощности во взаимодействии с 39-й гвардейской стрелковой Краснознаменной дивизией прорвать оборону противника с рубежа: Шпаковский, Ново-Степнянский и наступать в направлении Натальевка, Крюков, имея ближайшую задачу овладеть рубежом: Натальевка, высота 108,5; в последующем выйти на рубеж: Грабаровка, Крюков; после чего наступать на Передаточная, Запорожье и на плечах отходящего противника форсировать р. Днепр с захватом плацдарма на западном берегу реки. Справа наступает 112-й гвардейский стрелковый полк, слева 464-й гвардейский стрелковый полк 78-й гвардейской стрелковой дивизии. Построение боевого порядка дивизии – иметь в 1 эшелон 216-го, 220-го, 227-го гвардейских стрелковых полков с выделением в резерв по одному батальону от каждого полка».
    После организационных мероприятий в частях дивизии были проведены ночные учения. Штабы полков отрабатывали оперативную, разведывательную и тыловую документацию. Артиллерия производила пристрелку и разрушение обнаруженных целей. Продолжался подвоз и пополнение боеприпасов. Личный состав дивизии, особенно те, кто прибыл с пополнением во время нахождения в резерве и в боях не участвовал, изучали особенности ведения наступательного боя, прислушиваясь к мнению тех, кто уже не раз побывал в атаке.
    Немаловажное место в жизни бойцов дивизии занимала дивизионная красноармейская газета «ЗА ПОБЕДУ». Выпускаемая ежедневно в боевой обстановке, она была для солдат и офицеров окном в мир, весточкой о жизни страны, армии, учебным пособием по уничтожению ненавистного врага. Посредством газеты командующий фронтом, армии, дивизии мог обратиться к каждому бойцу, поделиться с ним знаниями и опытом ведения боя. Из газеты бойцы дивизии узнавали о героических подвигах своих товарищей по оружию, проходящих службу в соседних батальонах и полках. Ее любили и передавали из рук в руки в минуты затишья. В преддверии наступления и освобождения г. Запорожье личному составу дивизии на страницах газеты были даны рекомендации по ведению боя в городе на примере воинов-сталинградцев.
    Ввиду того, что в течение 8 октября противник активных действий в полосе обороны дивизии не предпринимал, части и подразделения продолжали подготовку к предстоящему наступлению. В стрелковых батальонах создавались штурмовые отряды в составе стрелков и саперов 88-го отдельного саперного батальона. Командиры всех степеней проводили организацию взаимодействия в звеньях «батальон – дивизион», «рота – батарея».
    Численный состав дивизии в это время составлял 5114 чел., из них бойцов пехоты 1750 чел. Ожидаемое пополнение бойцов пехоты не прибыло. Укомплектованность стрелковых рот к этому времени составляла менее 50 % штатной численности. Так, количество бойцов пехоты в большинстве стрелковых рот 227-го гвардейского стрелкового полка насчитывало 40 – 45 человек. Всего на 10 человек больше было в ротах 216-го и 220-го гвардейских стрелковых полков. Да и укомплектованность дивизии в целом составляла всего 50 %, а потери она несла ежедневно. Так, за 8 октября 1943 г. дивизия потеряла 8 человек убитыми и 21 ранеными, а пополнилась в этот день только лишь десятью вновь прибывшими офицерами.
    Наряду с недостатком личного состава были и проблемы с боеприпасами. На некоторые артиллерийские орудия и минометы боезапас составлял менее одного боекомплекта. Не лучше обстояло дело и с продовольствием. Так, к дню наступления мяса и сала было в наличии только 0,4 и 0,7 сутодачи соответственно, а консервы отсутствовали вообще. В течение ночи с 8 на 9 октября группами разграждения перед фронтом наступления дивизии были проделаны проходы в проволочных заграждениях и минных полях. Из общего количества десяти проходов семь было танковых.
    Как и в предыдущий день, противник вновь не проявлял активности, проводя незначительные перемещения. В ходе дня огнем пехотного оружия дивизия уничтожила 25 немецких солдат и офицеров, из них 9 человек были на счету снайпера 220-го гвардейского стрелкового полка Вербицкого. Потери дивизии в этот день составили 3 человека убитыми и 9 ранеными. С получением времени «Ч» – начала наступления, ставшего известным только в 2 часа 10 октября 1943 г., командиры частей и подразделений оперативно, в течение оставшейся ночи довели боевые задачи до бойцов и к 4 часам прибыли на свои наблюдательные пункты. Артиллерийская подготовка атаки началась в 7 часов 10 минут 10 октября и продолжалась до 7 часов 50 минут с участием всех артиллерийских систем штатных и приданных частей и подразделений 8-й гвардейской армии.
    В 7 часов 50 минут, после огневого налета, 79-я гвардейская стрелковая дивизия перешла в атаку на обороняющегося противника. В ходе наступательного боя, встретив сильное огневое сопротивление, стрелковые полки дивизии достигли:   216-й гвардейский стрелковый полк захватил траншеи противника в 200 м восточнее Ивано-Ганновки; 220-й гвардейский стрелковый полк овладел высотой 110,5, но в 10 часов был контратакован противником силами до двух рот, 4 «Фердинандами» и 8 танками, в результате чего был отброшен с кургана на северо-восточный и восточный скаты высоты; 227-й гвардейский стрелковый полк овладел высотой 110,7.
    Противник в течение дня неоднократно переходил в яростные контратаки при поддержке танков и прикрытии истребителей, действующих группами по 4 – 6 самолетов, которые были отбиты с нанесением ему больших потерь. Так, 227-й гвардейский стрелковый полк в 13 часов 30 минут и в 15 часов успешно отбил контратаки противника с направления Лежинский и железной дороги.
    В 23 часов 10 октября командиры полков получили боевое распоряжение командира 79-й гвардейской стрелковой дивизии, в котором он приказывал: «прочно закрепиться на достигнутом рубеже, привести части в порядок и пополнить боеприпасы, оборудовать НП и организовать устойчивую связь. Быть в готовности с утра 11 октября атаковать противника с задачей: 216-му гвардейскому стрелковому полку совместно с 112-м гвардейским стрелковым полком охватом с юга уничтожить противника в Ивано-Ганновке и овладеть Натальевкой; 220-му гвардейскому стрелковому полку с танками усиления уничтожить противника на высоте 110,5 и закрепить ее за собой, при этом содействовать 216-му гвардейскому стрелковому полку в овладении Натальевкой, охватывая ее с запада; 227-му гвардейскому стрелковому полку овладеть высотой 108,5 и северо-западными скатами и, закрепив их за собой, не допустить контратак противника с юго-запада. Артнаступление – 8 часов – 8 часов 20 минут. Начало атаки – 8 часов 20 минут. Ближайшие задачи выполнить в течение 30 мин, не отрываясь от артиллерийского огня; после чего закрепиться, подтянуть средства и организовать второй бросок для выполнения дальнейшей задачи». За день боя дивизия уничтожила 430 солдат и офицеров противника, разбила 7 дзотов, подбила 4 танка, уничтожила две 75-мм артиллерийские батареи, взяла в плен 13 немецких солдат 415-го пехотного полка 123-й пехотной дивизии. Потери 79-й гвардейской стрелковой дивизии убитыми и ранеными составили 703 человека, из них 17 офицеров и 429 бойцов пехоты. В течение дня на пополнение прибыло только 13 человек рядового состава.
    С утра 11 октября после 20-минутной артподготовки, проводимой артиллерией всего Юго-Западного фронта, начавшейся ровно в 8 часов, соединения 29-го, 28-го и 33-го стрелковых корпусов 8-й гвардейской армии перешли в атаку. Непродолжительная артподготовка ввиду отсутствия достаточного количества боеприпасов сказалась буквально на первых минутах наступления 79-й гвардейской стрелковой дивизии, как и других соединений армии.
    Так, полки 79-й гвардейской стрелковой дивизии, перейдя с занимаемых позиций в наступление, были встречены шквальным ружейно-пулеметным и артиллерийско-минометным огнем, поэтому, неся большие потери, были вынуждены отойти в исходное положение. Повторная атака частей дивизии, проведенная в 12 часов после короткого артиллерийского налета, вновь успеха не имела, так как противник остался не подавленным в своих подготовленных в инженерном отношении опорных пунктах. Особую проблему наступающим войскам создавали тяжелые немецкие танки, сопровождающие контратаки пехоты. Полки дивизии к исходу дня оставались на прежних позициях.
    После прекращения активной фазы огневого противодействия сторон на боевые позиции частей была доставлена дивизионная газета «ЗА ПОБЕДУ», на первой странице которой, кроме сведений от Советского информбюро за 10 октября и указа Президиума Верховного Совета СССР об учреждении ордена Богдана Хмельницкого I, II и III степени, были напечатаны советы бойцам от генерал-лейтенанта В.И. Чуйкова «Как действовать в наступлении», которые с интересом были не только прочитаны, но и изучены бойцами. Кто знает, может быть, многим они спасли жизни и помогли выполнить поставленную боевую задачу.
    Потери дивизии за день боя составили 629 человек ранеными и убитыми. Из них 55 офицеров, 118 сержантов и 456 человек рядового состава. В 227-м гвардейском стрелковом полку во всех 9 стрелковых ротах осталось только 98 бойцов, в 220-м гвардейском стрелковом полку – 91 человек. Лучше дело обстояло в 216-м гвардейском стрелковом полку, там в строю остались 234 бойцов пехоты.
    Во второй половине дня, с целью ликвидации боязни тяжелых немецких танков, по сталинградским традициям, начальник артиллерии   8-й гвардейской армии генерал Н.М. Пожарский вместе с командующим бронетанковыми войсками армии полковником М.Г. Вайнрубом, используя подбитый немецкий танк «тигр», провели занятие с представителями полков соединений армии, в ходе которого дали рекомендации, как бить «тигры»; на какую дистанцию подпускать, где у него наиболее уязвимые места. Такие же занятия, согласно полученным рекомендациям, были проведены с личным составом прямо на боевых позициях во всех подразделениях дивизии. К этому времени по поступившим донесениям разведки стало известно, что немецкое командование в ночь с 11 на 12 октября танки, приданные в боевые порядки пехоты, с передовых позиций в глубь обороны не отвело, разместив их в заранее подготовленных укрытиях, позволяющих в случае необходимости вести прицельный огонь.
    Такая расстановка не осталась без внимания командиров дивизий 8-й гвардейской армии. Исходя из опыта сталинградских боев, появилась возможность обескровить танковые части противника ночными действиями штурмовых групп истребителей танков. Так, в 79-й гвардейской стрелковой дивизии от каждого батальона первого эшелона в расположение противостоящих немецких подразделений было направлено по 2 – 3 группы солдат численностью по 3 – 5 человек во главе с офицером или сержантом, вооруженных связками противотанковых гранат и бутылками с горючей смесью. Штурмовые группы, получив задачу подобраться к укрытиям танков, забросать их гранатами и бутылками с горючей жидкостью, желательно в открытые люки, приступили к действиям. Глубокой ночью в расположении немецких войск стали раздаваться взрывы, и к небу взметнулись огненные языки пламени, которые продолжались до рассвета. Небольшой, но ощутимый урон немецким танкам был нанесен.
    Тем временем части 79-й гвардейской стрелковой дивизии под покровом ночи, готовясь к новому наступлению, выполняли приказ штаба 28-го гвардейского стрелкового корпуса – подтягивали на прямую наводку в боевые порядки подразделений 45-мм и 76-мм полковую артиллерию и 82-мм минометы. К сожалению, количество снарядов к этим орудиям было менее 0,5 боекомплекта. На третий день наступления задачи были прежними: попытаться развить успех на указанных направлениях, вести истребительную борьбу с танками. Танковый корпус генерал-лейтенанта Е.Г. Пушкина и механизированный корпус генерал-лейтенанта И.Н. Руссиянова в бой пока не вводились.
    После получасовой артподготовки по переднему краю обороны противника, в том числе и по зафиксированным за ночь целям в глубине обороны, в 8 часов 30 минут 12 октября гвардейцы 79-й стрелковой дивизии вместе со всем первым эшелоном фронта, сопровождаемые поредевшими танками поддержки пехоты, пошли в атаку. Фашисты отбивались мощным стрелково-артиллерийским огнем, поэтому дивизия, несмотря на неоднократные атаки, продвижения вперед не имела.
   Последующей контратакой двух пехотных рот и четырех танков противник вынудил части дивизии отойти на прежние рубежи, занимаемые перед атакой, на которых они остановили дальнейшее продвижение немцев. Несмотря на неудачи в наступательном бою, бойцы дивизии, следуя сталинградскому опыту, уничтожали фашистских захватчиков при любой возможности, ведя личный счет уничтоженному врагу. Так, боец Заварухин из простой трехлинейки уничтожил 25 гитлеровцев. Снайпер, гвардии сержант В. Медведев в боях за Запорожье истребил 76 гитлеровцев, добавив их к 232 уже уничтоженным в Сталинградском сражении. Его ученик гвардеец Юдин в дни наступления уничтожил 52 немецких солдат и офицеров. Не робели гвардейцы и в атаке. Так, гвардии рядовой Семеновский в штыковой атаке вел за собой бойцов и лично уничтожил 9 фашистов. Вели свой счет и артиллеристы. Последователи прославленного артиллериста И. Шуклина под командованием гвардии младшего лейтенанта Е. Акиншина в октябрьских боях уничтожили 4 немецких танка, 2 орудия, 2 пулемета, 2 дзота и до взвода пехоты противника.
    К сожалению, дивизия продолжала нести потери, хотя они и были не такими внушительными, как в первые дни наступления. За 12 октября части дивизии потеряли убитыми 13 человек, ранеными 45 человек. В этот же день дивизия наконец-то получила пополнение, прибывшее двумя командами численностью 113 и 137 человек. Ведя третий день оборонительных боев, немецкие войска к середине дня стали выдыхаться, это было видно по плотности их артиллерийского огня и действиям пехоты в ходе контратак. Устали и воины первых эшелонов армий Юго-Западного фронта. Командирам всех степеней, в том числе и командующим армий, приходилось выезжать на наблюдательные пункты дивизий и полков для активизации наступления, чтобы не упустить момент для решающего рывка.
   Несмотря на прилагаемые усилия, желаемого результата на третий день наступления добиться не удалось, а до установленного Ставкой Верховного Главнокомандования срока взятия Запорожья 15 октября оставалось совсем немного. Безрезультатные дневные атаки подталкивали командиров и личный состав 79-й гвардейской стрелковой дивизии к инициативному поиску новых решений по захвату опорных пунктов противника. С целью обеспечения последующего наступления полков дивизии в расположении 220-го гвардейского стрелкового полка к 20 часам была собрана группа из числа полковых и дивизионных разведчиков общей численностью 70 человек во главе с начальником разведки дивизии майором В.В. Графчиковым, который служил в дивизии с первых дней ее формирования. Группа получила задачу незаметно подойти к господствующей высоте 110,5, захватить ее, уничтожив находящихся там гитлеровцев, и удерживать до начала наступления дивизии, подавляя в ходе его ведения огневые точки противника, мешающие продвижению атакующих цепей. За героизм в уничтожении противника и умелую организацию разведки гвардии майор В.В. Графчиков был награжден орденом Отечественной войны I степени. Среди участников разведгруппы¸ действующей в ночной вылазке, был сибиряк-кемеровчанин, разведчик  80-й отдельной разведроты Ф.Д. Великосельский, который вернулся после войны в родные края.
    Ближе к полночи были получены новые разведывательные сведения о действиях гитлеровского командования, которое под покровом темноты начало отвод своих войск на вторые позиции и приступило к их развертыванию в глубине своей обороны на рубеже: Богатыревка – Скворцово – ст. Мокрое – Степное. На первых позициях оставались лишь потрепанные пехотные части и артиллерия. Полученная информация решила исход принятия решения командования армии. Так как в ночных условиях вести полномасштабную артиллерийскую подготовку было бессмысленно, Военный совет решил в ночь с 12 на 13 октября вместо ожидаемых немцами штурмовых групп нанести артиллерийские удары по заранее подготовленным целям и ночной атакой стрелковых корпусов, усиленных частично своим же до сих пор не вводимым в бой резервом, разгромить передовые позиции немецких войск и захватить выгодный рубеж для продолжения наступательных боев следующего дня.
    В 23 часа 10 минут 12 октября, после десятиминутного массированного мощного артиллерийского налета по разведанным целям войска 8-й гвардейской армии пошли в атаку. Удар был нанесен вовремя. Силы вражеского сопротивления, как и предполагалось еще днем, оказались на исходе. К 4 часам ночи 13 октября 79-я гвардейская стрелковая дивизия, сломив сопротивление противника, используя при этом ночные действия разведчиков, начала его преследование, подтягивая за собой артиллерию для стрельбы прямой наводкой. Противник, преследуемый дивизией, оказывал организованное огневое сопротивление на рубеже: Грабаровка, Крюков, высота 106,1. К 8 часам части дивизии вышли на линию: западная окраина Гранитный, 300 м восточнее Крюкова, высота 108,5. Командный пункт дивизии переместился в Ивано-Ганновку.
    К утру определились новые рубежи, на которых закрепились части 8-й гвардейской армии: Люцерна – Матвеевка (крупная железнодорожная станция в прямом направлении на Запорожье) – Чумацкий – Крюков – Криничное. Исходные позиции для дневного наступления были на этот раз более благоприятны. Наступил перелом, которого войска фронта добивались в упорных боях, начиная с 1 октября. С наступлением рассвета 13 октября 1943 г. командующий 8-й гвардейской армии генерал В.И. Чуйков на основе анализа сложившейся обстановки поставил боевую задачу соединениям на дневное наступление, заключавшееся в возобновлении наступления ограниченными силами с целью недопущения проведения противником маневра сил и средств, то есть держать его в напряжении по всей полосе наступления.
     Командир 79-й гвардейской стрелковой дивизии полковник Л.И. Вагин, уточнив полученную задачу, решил продолжить наступление силами своего резерва с одновременным выводом вместо него по одному наиболее боеспособному (укомплектованному) батальону первого эшелона. Начавшееся в 8 часов 30 минут 13 октября наступление дивизий 8-й гвардейской армии встречали оправившиеся после ночного боя контратакующие подразделения немецких войск, но уже без прежней напористости и силы удара, вследствие чего ни в одном месте полосы наступления советских войск они не смогли проводимыми контратаками потеснить части армии – хотя бойцы и командиры дивизии были утомлены ночным боем, они знали, какой ценой досталась пусть маленькая, но весомая победа. Моральное состояние гвардейцев было высокое. Ненависть к врагу, чувство долга воин

Видео


Фронтовики

© 79 Гвардейская Дивизия, 2020

Адрес: г. Томск, ул. Ленина 1

Телефон: 3822 12-34-56

Разработка сайта — Интернет-Агентство Статус


При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации № 93-рп «Об обеспечении в 2017 году государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества, реализующих социально значимые проекты и проекты в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина» и на основании конкурса, проведенного Фондом президентских грантов.

В соответствии с Законом РФ «О персональных данных» все персональные данные сайта 79sd.ru хранятся на серверах на территории РФ. Услуги предоставляются на основании соответствующих договоров. Оплата провайдера производится за счет средств выделенных грантов (грантодателей РФ).